terskiykazak

Categories:

Бой есаула Серова: сотня против десяти тысяч

Такой подвиг нельзя забыть

С фотографии 1887 года на зрителя смотрят 16 немолодых мужчин с суровыми лицами. То, что им пришлось пережить 25 лет назад, навсегда сплотило их и, казалось, навсегда прославило. Им стоял прижизненный памятник, в их честь назвали площадь в Уральске, посвятили песню, написали икону, выписали стипендию детям и близким родственникам. Казалось, что такой подвиг просто нельзя забыть, но к власти пришли большевики. Памятник снесли, площадь переименовали, про стипендию и говорить не приходится.

Сто к одному

После окончания Крымской войны Россия не могла воевать на Западе и старалась использовать это время на расширение и укрепление своих южных границ. В 1864 году русские войска взяли город Туркестан, затем Чимкент и устремились на Ташкент, однако получили отпор.

Правитель Коканда Алимкул рассчитывал развить свой успех и, не дожидаясь новых активных действий от русских, самостоятельно перейти в наступление. Он решил скрытно подойти к Чимкенту и отбить город, но в азиатской степи трудно остаться незамеченным.

Комендант Туркестана получил информацию, что неподалёку, в районе Икана появились разбойники, и направил разведать обстановку есаула Серова с небольшим отрядом. Всего в его распоряжении было 113 человек, «разбойников» оказалось 10 000…

Василий Родионович Серов

Углубившись в степь, отряд Серова прошёл небольшую балку и заслышал впереди неприятеля. Когда же высланная разведка донесла примерную численность кокандцев, есаул, недолго думая, приказал отступить к балке. Бежать обратно в Туркестан было уже поздно (да и не по статусу русским казакам), но сражаться «в чистом поле» без единого укрепления тоже было делом безнадёжным.

Балка стала спасением. Во-первых, это был естественный окоп, где можно укрыться от пуль противника. Во-вторых, она скрывала от врага численность отряда. Есаул Серов сразу же решил создавать иллюзию серьёзной военной силы, поэтому единственное артиллерийское орудие – допотопного «единорога» – оперативно перебрасывали с одного края балки на другой, чтобы кокандцы полагали, что пушек у русских гораздо больше.

Бронзовый горный единорог образца 1838 года. Такая облегченная гаубица, допускавшая перевозку в разобранном виде на вьюках, была придана отряду Серова.

Манёвр сработал. Во время преследования Алимкул казаков не считал, поэтому ориентировался на ожесточённость сопротивления. На третий день он отправил в балку записку: «Куда теперь уйдешь от меня? Отряд, высланный из Азрета, разбит и прогнан назад, из тысячи твоих не останется ни одного, сдайся и прими нашу веру, никого не обижу!».

Не числом, а умением

Если бы кокандцы знали истинную численность противника, то обрушились бы разом со всех сторон и просто задавили врага своей мощью. Но им приходилось атаковать с осторожностью, потому что первую попытку взять балку штурмом казаки пресекли метким огнём. Вторая тоже не удалась. Тогда Алимкул отдал приказ развести костры и начать осаду.

Днём и ночью кокандцы вели так называемый «беспокоящий огонь», не давая казакам отдыхать. Когда в ход пошли гранаты, среди русского отряда начали расти потери. Больше всего доставалось лошадям и верблюдам, впрочем, эту беду казаки сумели обратить в плюс: трупы животных они использовали в качестве бруствера своего импровизированного окопа. Попытка ночного штурма также не принесла успеха кокандцам – пытавшиеся подобраться к балке лазутчики были обнаружены и уничтожены метким огнём.

Среднеазиатские воины 1860-70 годов на картинах Василия Верещагина.

Однако были и плохие новости. Высланный в крепость Туркестан вестовой до места не добрался. Впрочем, заслышав звуки боя, комендант Жемчужников попробовал отправить подкрепление, но у него самого в распоряжении не было и третьей части от армии, которой располагал Алимкул. Отряд, высланный на помощь Серову и его сотне, не сумел добраться на выручку и вынужден был вернуться в крепость.

Следующей ночью серьёзно похолодало – декабрь даже в этих широтах бывает снежным. Надежд на спасение у казаков было всё меньше – дальнейшее сидение в балке грозило мучительной гибелью: когда у русских закончились бы патроны, кокандцы точно не стали бы церемониться.

Иканский бой

Оставалось только идти на самоубийственный прорыв: несколько десятков человек выстроились в боевой порядок и пешком попытались добраться до крепости. Благодаря нарезному оружию и патронам погибших товарищей казакам удавалось держать противника на почтительном расстоянии. Правда, у кокандцев тоже нашлось несколько таких ружей, и с каждой пройденной верстой колонна смельчаков таяла.

Неизвестно, удалось бы добраться до Туркестана хоть кому-нибудь, если бы за 8 верст до крепости героев не встретил новый отряд подкрепления. До своих добралось 56 бойцов, почти все из них были ранены и многие по несколько раз (11 человек врачам спасти не удалось). Однако планы Алимкула были сорваны и ему пришлось уходить восвояси. На поле боя осталось больше 2000 кокандцев, заплативших за это нападение жизнью.

Картина В. Верещагина «Нападают врасплох», 1871 год. Картина не служит иллюстрацией какого-то конкретного боя — художник вложил в неё своё видение некого обобщённого сражения в Туркестане

Источник...

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded