terskiykazak

Categories:

Казак Тимофей Ящик: Верность долгу и императрице

В начале 1920-х на датских улочках можно было повстречать пожилую изящную аристократку в сопровождении огромного бородатого казака в экзотичном для европейцев наряде. Женщина была матерью Николая II, которая вынуждена была в 1919 году уезжать из России. А в шаге от нее повсюду следовал Тимофей Ящик, оставивший на родине жену и детей, но до последнего вздоха Марии Федоровны не предавший солдатскую честь.
Тимофей Ящик родился в 1878-м в семье потомственных казаков. Его единственной мечтой была армейская служба, куда он благополучно отправился в 18 лет.

После четырех подготовительных лет его зачислили в Конвой князя Голицына. Как позже вспоминал Тимофей в своих мемуарах, мысль о важности преданного служения царю прививалась казакам с первых дней жизни. В солдаты шли со своим конем и снаряжением, что было далеко не дешево. Но цену эту семья платила охотно, потому как все знали: преданно служить царю – это главное на свете. И допускаются защищать государя только избранные.

Сначала Ящик служил в Кагызмане неподалеку от Тифлиса. Дальнейшие четыре года проходили в самом Тифлисе. Служба выдалась неспокойной. Однажды Тимофею с сослуживцами довелось спасать командира Голицына, на жизнь которого покушались армяне. После этого инцидента князь оставил свой пост. Уезжая из Тифлиса, он в виде благодарности за старательную службу рекомендовал Тимофея в императорскую лейб-гвардию. Этот карьерный поворот и позволил простому солдату через время стать первым охранником.

Собственный Его Императорского Величества конвой являлся элитными войсками особого назначения. Формировалось это подразделение из кубанских и терских казачьих сотен. Как утверждает историк Симуков, после декабристских волнений в 1825-м Романовы больше не доверяли дворянству. Теперь за безопасность царской семьи отвечали выходцы из народа – казаки.

Тимофей Ксенофонтович Ящик от природы был наделен выдающейся внешностью. Весной 1914-го государь накануне Первой мировой подбирал себе личных охранников из числа казаков собственной лейб-гвардии. Высокорослый, широкоплечий, голубоглазый Ящик с густой бородой удачно выделялся из шеренги лучших претендентов. Император не раздумывал, указав на чернобрового казака.

В апреле 1914-го, будучи мужчиной далеко за 30 и опытным служивым, Тимофей вырос до камер-казака Николая II. По сути это приравнивалось к должности личного телохранителя. Жил казак прямо в Александровском дворце, обязан был круглосуточно находиться под рукой и выполнять все царские поручения.

Должность императорского камер-казака предполагала ротации, и через время Тимофея от нее освободили. Довольный Ящиком государь преподнес ему в дар золотые часы и предложил занять место личного охранника вдовствующей императрицы Марии Федоровны. Именно на этом месте Тимофей и проявил свою крайнюю преданность, озадачив даже иностранцев.
Сразу же после октябрьских событий 1917-го императрица Мария Федоровна отправилась в Ялту. Последовал за ней и верный казак Ящик. Когда появилась информации о задержании большевиками части императорской семьи, растерянная женщина сказала всей своей прислуге и охране, что отныне не имеет над ними власти. Тимофей, воспитанный в духе солдатской чести и преданности, твердо заявил о намерении оставаться рядом до конца.
Потрясенная мать долго не хотела верить ни в слухи, ни в официальные публикации о гибели собственного сына вместе со всей семьей. Только в апреле 1919-го Мария Фёдоровна поддалась уговорам выехать из России, приняв предложение британской королевы. Императрица была не против, чтобы вместе с ней за границу отправились желающие из личной свиты. В числе этих добровольцев, конечно же, оказался и Тимофей Ящик.

Изгнанники отправились в Лондон, а затем их ждал Копенгаген.
Преданный казак Ящик не оставил Марию Федоровну, не взирая на то, что на Кубани его все эти годы ждала семья – супруга и девятеро детей. Первое время после переезда в Европу Тимофей верил, что большевики недолго протянут, и совсем скоро Мария Федоровна сможет преспокойно вернуться в Россию. Не сомневалась в этом и сама императрица. Параллельно казак искал возможности переправить в Данию свою семью.

Но попытки были тщетными. Ящику удалось добиться разрешения на выезд больного туберкулезом сына, но ребенок умер накануне предполагаемого отъезда.

В 1922-м Тимофею сообщили, что его супруга расстреляна. Спустя несколько лет после этого известия казак встретил датчанку Агнес Аабринк, на женитьбу с которой его участливо благословила Мария Федоровна. Новая супруга, крещеная в Православии под именем Нина, под диктовку записывала рассказы и воспоминания Тимофея. Эти мемуары и стали основой книги «Рядом с императрицей.

Рассуждая о своей вынужденной жизни в эмиграции, Ящик неизменно повторял, что ничего его не радует, если России нет. В 1928 году императрица скончалась. Ее преданный защитник и помощник стоял у ее смертного одра трое суток, отбывая свой последний караул. Потом он диктовал супруге мысли, которые его посещали в те дни. Находясь у тела императрицы много часов подряд, он хотел в последний раз проявить свое глубочайшее почтение и благодарность за доброту в его адрес.

Мария Федоровна не оставила преданность Тимофея Ящика без внимания. В своем завещании она облагодетельствовала казака суммой, которой хватило на открытие собственной бакалейной лавки. Ненавязчивая торговля прокормила Тимофея Ксенофонтовича до последних дней (казак прожил 68 лет).

До самой смерти первый лейб-казак Тимофей Ящик, верно и праведно служивший царю и родине, надеялся вернуться в свою Россию. Именно по этой причине он отказался принимать датское гражданство и не был особо усерден в изучении датского языка. После смерти его похоронили рядом с ранее почившей супругой на русском кладбище так и не ставшего родным Копенгагена.

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded